Летней ночью 21 июля 356 года до
н. э. запылал храм Артемиды Эфесской.
Одно из семи чудес света погибло в огне

Феликс Каменецкий

    Артемида — богиня плодородия — особо почиталась в древнегреческом городе Эфесе. Культ богини сближался с культом Кибелы — матери богов. Гибель храма нанесла удар не только по религиозным чувствам эфесцев, но и по их торговым интересам. Нет храма — нет паломников, приносящих немалый доход городской казне. Храм решили восстановить, точнее, построить заново. Вот что писал Страбон: «После того, как некий Герострат сжег храм, граждане воздвигли другой, более красивый, собрав для этого женские украшения, пожертвовав собственное имущество и продав колонны прежнего храма».
    Новый храм выдержал несколько землетрясений и окончательно был разрушен готами в 263 году нашей эры.
    Через 400 лет после гибели первого храма Страбон не случайно пишет «некий Герострат», уже тогда о Герострате было известно примерно столько же, сколько нам 2361 год спустя, то есть ничего.
    Личность Герострата, истоки его поступка мы пытаемся выяснить. Герострат —грек из города Эфеса. Годы рождения и смерти неизвестны. Официальная версия — сжег храм Артемиды ради славы. В этом он преуспел, несмотря на решение жителей ионийских городов предать имя Герострата вечному забвению. Современник поджога историк Феопомп (377—400 гг. до н. э.), из трудов которого сохранились лишь фрагменты, упоминает запрещенное имя. Видимо, благодаря Феопомпу мы и знаем Герострата. С течением времени имя Герострата получило нарицательное значение — честолюбец, добивающийся славы любой ценой.

Герострат мог выстроить следующую логическую цепь: для перехода от персидского ига к свободе нужно бороться, для борьбы нужны большие силы, силы даст объединенная Греция, объединить греков можно лишь уничтожив старую общественную систему
    Сам факт поджога священного для греков храма позволяет сделать вывод, что Герострат был свободен от влияния господствующей религии. В IV веке до нашей эры такой свободой обладали немногие. Например, Диоген (около 400—325 гг. до н. э.), тот самый Диоген, живший в бочке (амфоре). Отвергавший многобожие, он считал все религиозные культы выдумкой людей. Идеи Диогена могли сыграть определенную роль в формировании личности Герострата.
    Попробуем найти в поступке Герострата другие возможные мотивы преступления. Для этого совершим экскурс в историю Древней Греции.
    После победоносных греко-персидских войн (500—449 гг. до н. э.), в ходе которых город Эфес освободился от персидского владычества, Греция переживает экономический расцвет. Одновременно военно-политический союз греческих полисов в отсутствие мощного внешнего врага, которым была Персия, распадается. Начинается борьба за гегемонию во всей Греции. Эфес в этой борьбе выступает на стороне Афин против Спарты. Непрерывные междоусобные войны подрывают экономику, множество крестьян и ремесленников разоряются. Нехватка свободной земли вынуждает людей переселяться в колонии, где так же, как в метрополиях, наступают трудные времена. Комплекс различных причин приводит к глубокому кризису полисной системы.
    Греческие города на побережье Малой Азии оказываются во власти окрепшей Персии. В 396 г. до н. э. персы захватили Эфес. Большинство соотечественников Герострата припрятали ненависть к персам до лучших времен. Герострат —отчаянно-безрассудный (видно по поджогу) — мог принадлежать к узкому кругу лиц, не желавших смириться с создавшимся положением.
    Теперь вспомним знаменитого земляка Герострата — Гераклита Эфесского (544—483 гг. до н. э.).
    Все изменяется, считал Гераклит, как невозможно дважды вступить в одну и ту же реку — на входящего текут новые воды, так и жизнь человека постоянно изменяется. Причем это происходит в результате борьбы.
    Исходя из этого, Герострат мог выстроить следующую логическую цепь: для перехода от персидского ига к свободе нужно бороться, для борьбы нужны большие силы, силы даст объединенная Греция, объединить греков можно лишь уничтожив старую общественную систему, приведшую Грецию в упадок. Как убедить греков в необходимости такого пути?
    Гераклит считал мировой процесс цикличным, по истечении «великого года» все вещи обращаются в огонь, из огня они и возникают. Того требует Логос —закон бытия.
    Огонь, уничтожающий храм Артемиды, — символ начала нового «великого года». Замысел Герострата подобен расчетам народовольцев на пожар революции в случае убийства царя.
    Конечно, поступок Герострата можно объяснить и более просто. Артемида, кроме всего прочего, считалась покровительницей женского целомудрия и рожениц. Следовательно, Герострат мог поджечь храм в состоянии аффекта. Но это маловероятно. К сожалению, за давностью лет невозможно окончательно решить загадку Герострата.